Казус Саши Грэй

Авраам отвечал: я решился сказать моему Господу, будучи землей и пеплом:

28 .если до 50 праведных недостанет 5, то не сохранишь ли ради 45 весь город? И Бог сказал: не погублю города, если найду там 45.

29 .И Авраам, продолжая свою речь, сказал Ему: если их там окажется 40? Бог ответил: не погублю, если найдется 40.

30 .И Авраам сказал: и еще, Господи, осмелюсь спросить: а если их найдется 30? Бог ответил: не погублю ради 30.

31 .Авраам сказал: и еще скажу: Господи, если найдется 20? И Бог ответил: не погублю ради 20.

32 .И Авраам спросил: что, Господи, если я обращусь у Тебе еще один раз? Если там найдется 10 праведников? Бог сказал: не погублю и ради 10. (Быт. Гл.18. 27-32)

 

Все вроде бы понимают, что пропаганда лжет. Даже возникло такое устойчивое выражение – «это пропаганда», имеющее в виду ряд явных передержек и акцентуаций несколько искажающих реальную действительность. Так то ж за правое дело. За правое дело можно и соврать. Ну, чуть-чуть-то можно. Ну, не нашлось хорошего яркого кадра для иллюстрации героизма наших воинов, но героизм-то был? – Был! - Как же так, был, а не сфоткал? – Дык постреливали… Хрен с ней с башкой, но фотик бы прострелили точно, а он казенный и дорогой. –Да уж, беда… Ну ничего, ребята попозируют, сделаем фотографу картинку.

Ложь? Да вроде нет. Реальные участники, реальных событий, с еще не остывшими автоматами ну стоят немного по-другому, но разве это меняет суть? Разве от этого они перестают быть героями? И тут библейская притча о десяти праведниках как перчатка выворачивается наизнанку. А что если до 100% правды не хватит 10 и останется в ней лишь 90% правды, а остальное будет постановка – это все еще будет правдой? – Ну, вроде как, да. Ребята старались, кровь, можно сказать, проливали, ну у газетчиков работа такая – где приукрасить, где подретушировать. Иначе как же молодежь воспитывать-то на грязи и крови что ли? А где романтический порыв? Где величие подвига героев? И, глядишь, вместо десяти уже все 20% постановки. Но что будет, если в сообщении останется 80% правды? Это все еще будет правдой? – Наверное – да, 4 против 1! Это же полное превосходство. Замесят они этого одного. Причем легко, без надрыва. Так что будем считать и это правда.

Ну хорошо, проходит время. Ребята, дай бог, если и живы, но уже не те, и надо, если о них слагать героические кино-саги, заменять их актерами, кого-то более похожим, кого-то менее, уже и консультанты в погонах подтянулись, и появилось неприятные слова «типично»/«нетипично». Да и у консультанта в погонах ведь своя правда, он даже может со всей своей вероятной принципиальностью биться за нее – «Мне так докладывали!» -А ведь и верно, ему так и докладывали и для него оно именно так и было. И сейчас он стоит на своем и ни в коей мере не в конфликте со своей совестью. Что поделать – историю пишут выжившие. Мертвые могут свидетельствовать, но, увы, только очень дотошному следователю. А вот следователь у нас – нет, не плохой - ОБЫКНОВЕННЫЙ. Так от правды остается еще меньше и уже хорошо, если половина.

Приехали! Вот вам и полу-правда, а полу-правда это же ложь! Простите! А где мы солгали? Ну не было этого события на нашем блок-посту, так было на соседнем, ну чуть по-другому выглядели ребята, ну чуть другое оружие, ну сместил режиссер немного акценты - это же кино! Кому интересно смотреть рутину про нестиранные портянки, а тут и страсть, и интрига, и медсестра появилась. Ну не было ее в реальности, вернее и не медсестра она была, а продавщица из булочной и не у нас, а, опять же, у соседей, но девка красивая и, говорят, безотказная как автомат Калашникова… Что ж после всего этого мы не герои?

Так можно продолжать до бесконечности, до полного исчерпания запаса здравого смысла. Что, собственно, и превращается в этот самый «казус Саши Грэй». Могла бы она быть медсестрой? – Ну а, собственно, почему бы и нет? Были, может не совсем такие же, но так точно не хуже. Кто знает, какими бы они были звездами, если б выжили? Тут ведь главное выжить. А выжила и потом снялась в порно – это даже звучит как-то даже жизнеутверждающе. Но за этой мерой «производственной необходимости» малой лжи встает мировоззрение. Раз враг – исчадие аЦЦкого СОтОны, то ничто по отношению к нему не будет чрезмерным, в том числе и ложь. Да, он не убивал Сашу, но он убил или не убил, а покалечил Машу, Глашу и собачку Жучку. Или не покалечил, так МОГ покалечить. Ведь мог же!

И вот тут авторы казуса, похоже, сами не поняли що ж вони зробили. Выставив столь феерический фейк, причем не просто фейк, а какой-то акт черной клоунады, они тем самым деконструировали само мировоззрение. Если Саша Грэй возможна сейчас, то почему она была невозможна 30 лет назад? 70 лет назад? Просто сейчас такие фейки, благодаря развитию массовых коммуникаций, легко ловятся. А как их было ловить, когда из всех СМИ – только газета «Правда», а e-mail – сложенное треугольником солдатское письмо, проходящее десяток цензоров? Может быть вся история советского (ну сейчас уже нет сомнений, что патриотизм в РФ это именно тот, «советский патриотизм» о котором писателям вещал товарищ Сталин) героизма, краеугольного камня, на котором держится вся как советская, так и ДНРовская пропаганда – Казус Саши Грэй? И пристально разбирая истории Матросовых, Космодемьянских, Гастелло и др. мы находим тому множество подтверждений. И то было не совсем так, а это и совсем не так, и подвиг вроде как совершил не совсем тот, и заключался он не в том, как писала «Красная Звезда», то есть известная нам информация – пропагандистский фейк, разукрашенная под хохлому пустая обертка? Нет, подождите… ну не может же она быть уж совершенно пустая-то! Хоть 10% правды в ней должно быть!!! Хотя бы 10 праведников в том Содоме наберется? Но перед глазами и вновь встает портрет Саши с георгиевской ленточкой и проникновенным взором… «Воин, отомсти!» - И вот уже танки идут в атаку с намалеванной на броне белой краской «За Сашу Серову!», к «градам» подтаскивают эрэсы с выведенным на них маркером «За Сашу Серову!», ополченцы выбивают у себя тату Саши, обязательно поближе к сердцу… – Господа герои, вы уверены, что готовы как один умереть в борьбе именно ЗА ЭТО? Православные скрепы не жмут? Десять процентов правды… Всего десять… Это же совсем немного…Да хотя бы один! Но и его нет. Есть одна лишь тупая ненависть к тому, кто по ту сторону и выхолощенное, давно уже ничего не обозначающее, кроме самого факта этой тупой звериной ненависти к иному, не такому как сам, слово «фашист». Еще один яркий пример казуса Саши Грэй, слово за 100 лет не сохранившее ни одного процента изначального смысла.

 

впервые опубликовано www.rufabula.com 2015


Русские и либерализм.

Как незаметно, но прочно слово «либерал» стало в нашей прессе бранным. Особенно в прессе, которая себя считает «патриотической» или даже «националистической». И даже не либерал, а обязательно «либераст» или что-нибудь в этом роде. Либеральные ценности русскому человеку чужды, а свою великую (обязательно великую – иначе мы не можем!) миссию русские видят исключительно в очищении мира от содомии. Ну, что ж, спору нет, идея достойная, только вот для великой миссии как-то мелковато. Да и что такое эти «либеральные ценности»? К чему они русскому человеку-то? Но если русский человек позволит себе хотя бы небольшой культурно, так сказать, исторический экскурс, то придется ему признать, что без этих самых либеральных, или «либерастических» идей его, русского человека-то, собственно, и не существует.

 Напомню, что либеральные идеи в наше отечество занесли не Каспаров, не Касьянов и не Маша Гайдар, и даже не Валерия Новодворская. Были в нашей земле мыслящие люди и опричь их.

Либерализм как общественно-политическое и философское течение возник задолго до того как был Томас Джефферсон в 1789 году возглавил столь ненавистный русскому человеку государственный департамент США. К либеральным ценностям, например принято относить идею равенства всех граждан перед законом вне зависимости от сословного происхождения. Одним из первых «либерастов» был Тит Ливий, который защищал в частности свободу слова («равное право на речь»), а в государстве видел гаранта личной свободы гражданина. Что и говорить, идейка мерзопакостная и русскому человеку глубоко противная. Современный либерализм провозглашает права и свободы каждого человека высшей ценностью и устанавливает их правовой основой общественного и экономического порядка. При этом возможности государства и церкви влиять на жизнь общества ограничиваются конституцией.

В Россию эти идеи проникли благодаря деятельности такого никчемного и ничтожного царька как Петр Алексеевич Романов, по странной прихоти истории прозванного Великим. С его легкой руки в образованные умы стали проникать идеи Локка, Бодена, Гоббса, Гроция. Эти «либерасты» до безобразия непочтительно относились к церкви и ставили под сомнение божественность происхождения власти. Форменное безобразие! Конечно, Петра, допустим, из истории России можно и вычеркнуть, но как же быть с флотом? Ведь не было бы его омерзительных европейских заимствований, таких, как например флот, как бы мы теперь обосновывали российскую юрисдикцию над Севастополем? Так что кривясь и содрогаясь от всей этой европейской мерзости, придется его оставить. Следующим большим поклонником, вернее поклонницей «либерастии» была Екатерина II, ну нашим патриотам она известна преимущественно тем же чем и депутат итальянского парламента Чичиолина, но недавно мне попались в руки секретные архивы и там – не поверите! – оказывается Украина как часть Российской империи становится известна именно при ней. Ее вельможи, кстати, все как один либерасты, и некоторые даже европейцы вот, например, Арман Эммануэль София-Септимани де Виньеро дю Плесси, он же  граф де Шинон, он же 5-й герцог Ришельё вроде как даже основал Одессу. То есть Новороссией мы обязаны … «либерастам». Николай Николаевич Раевский (младший) – один из основателей Новороссийска подозревался в связях с либерастами-декабристами, а еще один был такой либеральный поэт некий Александр Пушкин именно ему посвятил своего либерастического «Андрея Шенье», где есть такие строки:

 От пелены предрассуждений

 Разоблачался ветхий трон;

 Оковы падали. Закон,

На вольность опершись, провозгласил равенство,

И мы воскликнули: Блаженство!

 О горе! о безумный сон!

 Где вольность и закон? Над нами

 Единый властвует топор.

 Мы свергнули царей. Убийцу с палачами

 Избрали мы в цари. О ужас! о позор!

Но ты, священная свобода,

 Богиня чистая, нет, — не виновна ты,

 В порывах буйной слепоты,

 В презренном бешенстве народа,

 Сокрылась ты от нас; целебный твой сосуд

 Завешен пеленой кровавой:

 Ужас какой, как можно так отзываться о царях! Но этот Пушкин либераст еще тот! У него, конечно, время от времени прорываются верные идеи, типа вешать и пороть поляков, но в мировую литературу он вошел почему-то за другие заслуги. Другой основатель Новороссийска – Михаил Петрович Лазарев вообще 5 лет провел в Лондоне, обучаясь там у гейропейцев морскому делу, и, судя по всему выучил-то его неплохо, если помимо прочего сумел возглавить 3 кругосветные экспедиции и воспитать целую плеяду учеников - Нахимов, Корнилов, Истомин. Против власти он не бунтовал,  священного трепета перед начальством не испытывал. История сохранила такой эпизод: уже пожилой адмирал был на приеме у государя-императора Николая I. После радушного приема, желая показать адмиралу свое расположение император сказал: «Старик, останься у меня обедать». «Не могу, государь, — ответил Лазарев— я дал слово обедать у адмирала Г.». Сказав это, он вынул свой хронометр, взглянул на него и, порывисто встав, промолвил: «Опоздал, государь!» Потом поцеловал озадаченного императора и быстро вышел из кабинета…

 Идеи либерализма или вольности, (вольность в XIX веке не имела еще отрицательной коннотации и не ассоциировалась с безответственностью) можно сказать были хорошим тоном в образованном обществе. Все тот же Пушкин не унимался:

 Лишь там над царскою главой

Народов не легло страданье,

Где крепко с Вольностью святой

Законов мощных сочетанье;

 Где всем простерт их твёрдый щит,

 Где сжатый верными руками

 Гражда́н над равными главами

 Их меч без выбора скользит

 «Вольность» 1817

  Если начать ревизию русской культуры, а желающим вычеркнуть раз и навсегда «либерастию» из русской семиосферы это непременно придется сделать, то проще перечислить тех кого следует оставить и это будет пять-шесть фамилий, которые вряд ли что-то скажут неспециалисту. Либеральные идеи фактически формировали повестку дня в XIX веке, обеспечив, в частности отмену крепостного права, реформу судебной системы, отмену телесных наказаний. Благодаря воздействию либералов на государя-императора была учреждена Государственная дума, да в конечном итоге была подготовлена почва для революции 1917 года. Так что большевики, столь яростно критикующие «либерализм» сами есть ни что иное, как плод именно либерализации общественного сознания. Будь оно консервативным, вряд ли бы их идеи смогли бы стать известными широким массам. Надо заметить, что в начале XX века, в период наиболее динамичного культурного и промышленного роста России, в период, когда Россия становилась интересна в мире, только очень ограниченные и упрямые люди оставались консерваторами и последовательными монархистами. Очень показательно в этом плане стихотворение К. Бальмонта 1907 года, называющееся НАШ ЦАРЬ. Кого-кого, а этого поэта трудно заподозрить в симпатиях к большевикам:

 Наш царь — Мукден, наш царь — Цусима,

 Наш царь — кровавое пятно,

 Зловонье пороха и дыма,

 В котором разуму — темно.

 Наш царь — убожество слепое

 Тюрьма и кнут, подсуд, расстрел,

 Царь-висельник, тем низкий вдвое,

 Что обещал, но дать не смел.

 Он трус, он чувствует с запинкой,

 Но будет, — час расплаты ждет.

 Кто начал царствовать — Ходынкой,

 Тот кончит — встав на эшафот.

 Можно по-разному оценивать творчество номинанта на Нобелевскую премию по литературе (1923 г.) но нельзя не признать, что в этих строках сокрыто пророчество, касающееся не только лично гражданина Николая Романова, но и всей России. Давайте вычеркнем Бальмонта из русских, а заодно с ним и весь «Серебрянный век», состоявший на 90% из либералов и вестернизированных радикалов, вроде футуристов, тесно переплетенных с итальянскими гейропейцами. Что останется? Плеть, виселица и «Закон Божий»? Вряд ли эти атрибуты столь уж русские, хотя, несомненно, определенное место в русской истории они заняли. Тут важно понять, хотим ли мы видеть в этой истории еще хоть что-то кроме них.

 

впервые опубликовано на www.rufabula.com 2015

 


Вначале было слово…

Размышления по окончании общественной конференции «Майдан или Орда» 02.06.2014

И мало горя мне - свободно ли печать

Морочит слух, иль чуткая цензура

В журнальных замыслах стесняет балагура,

Все это, видите ль - слова, слова, слова.

А.С. Пушкин.

«Майдан» и «Орда». Это не просто слова – это слова-символы, слова-парадигмы, каждое из них значит куда больше, чем прописано в словаре. Можно их прочитать как «Республика» и «Империя», можно как «Свобода» и «Рабство», а можно как «Украина» и «Россия». Самоназвание о многом говорит. Когда оккупант презрительно бросает «Russische Schweine!», это даже не обидно, это его оккупантская сущность, но когда люди, называющие себя «националистами», начинают смачно хрюкать, мериться пятачками – О! Смотрите-ка мой больше, ХРЮ! – с гордостью выводить свои родословные от взбесившихся орков, приводя в доказательство фальшивые артефакты – это настоящая беда.

«Наследие» Гумилева

Большевики пришли к власти не тогда, когда отряд пьяных матросов разгромил здание правительства. Они пришли к власти, когда дочь коллежского асессора Андрея Антоновича Горенко взяла себе поэтический псевдоним, восходящий к мифическому «монголо-татарскому» мурзе Ахмату. Стоит ли удивляться, что ее сын довел обоснование термина «Untermensch» применительно к русским до абсолютного, чеканного совершенства, представив «научные» доказательства. И тут бы засвистели, заулюлюкали университетские аудитории, тут бы и закидали лжепрофессора тухлыми баклажанами – «Сам свинья! Орк! Ату его, ребята!». Но аудитории в полной тишине уважительно скрипели перьями, усваивая хитрую науку самооговора, а точнее - самооскопления. Специалистами описана такая форма геноцида как «этноцид» - уничтожение самосознания народа, исторической памяти, приводящие к переходу народа в иное этническое качество. Именно это было «научно» обосновано. Так, геноцид русских стал менйнстримом политической и культурной жизни СССР, так продолжается по сей день. На уважаемом собрании фамилия Гумилев звучала не единожды. И это тревожно, если не сказать больше. Это абсурд, как, если бы на заседании Кнессета Израиля с глубоким уважением и страстным придыханием произносились имена Гиммлера, Розенберга, Дарре и прочих расовых «теоретиков».

Russische Schweine! – ну а как еще можно назвать нацию, которая выводит основы своей государственности от кочевых орд разбойников, от «Империи», которая не оставила после себя миру ничего, кроме пожарищ и массовых захоронений, которая согласна с тем, что основу ее элиты когда-то в древности составили эти самые «монголо-татарские» мурзы, а их потомки, стало быть, по праву рождения в этой стране господа, а те у кого очи не столь «раскосы и жадны» – рабы.

Да, полемика восходит к началу прошлого столетия.

«Мы — те, об ком шептали в старину,/С невольной дрожью, эллинские мифы:/Народ, взлюбивший буйство и войну,/Сыны Геракла и Эхидны,— скифы.»

Писал Валерий Брюсов, но потомки запомнили лишь строку Блока, да и то вырванную из контекста. Орда победила. Орда победила не на реке Калке – кто кого победил там – большой вопрос еще, не у стен Рязани. Орда Янчевецкого-Яна была впрыснута в кровь, как впрыскивают тяжелый наркотик и этот наркотик позволил стреножить чудо-богатыря, а чтобы сидел в своих цепях смирно, надо постоянно поддерживать состояние эйфории. Под гогот нижних чинов в темницу спускается штабс-лекарь с очередной дозой. «Ну что, братец, хрюкать будем? Ха-ха-ха! Russische Schweine!» – «Хрю-Хрю! Мы - великая империя орков! Хрю-хрю! – Смерть бандеровцам!» и пошла по вене гумилевско-эринбургоская «амброзия». Вот уже за это «Мы-орда!» по совету профессора Преображенского нужно просто лупить по затылку. Вышибать гумилевщину, признать ее наконец русофобией и экстремизмом. Но – нет. Наши националисты ребята изысканные. У них же считается правильным определять русских «по духу». Это у гадов-фашистов-бандеровцев есть кровь и предки – у русских ничего этого нет. Есть только СЛОВО! И слово это ОРДА! Но давайте-ка вспомним, когда это слово (в рассматриваемом нами значении) появилось?

Проклятье скифских богов

На конференции называлось множество дат. Вспомнили аж год разорения Киева Андреем Боголюбским! (А.Широпаев) Это ж надо какая старина! Но, сказать по совести, что такого судьбоносного совершил этот моральный урод и психопат для российской государственности? – Ничего. Личные амбиции. Не надо обманываться, что де-мол психопата «Боголюбским» бы не прозвали. Как еще прозвать князя, чья штаб-квартира размещается в Боголюбове? Но надо ли лезть в столь глубокую древность? Вспомним 1812-14 годы, когда после победы над Наполеоном Россия становится признанным европейским лидером и кроит карту континента по собственному разумению. Кстати, именно тогда была заложена основа государственности большинства стран-членов ЕС. Это наш билет в Европу. Оплаченный кровью Бородина и Смоленска. Прокомпостированный на переправе через Березину. Но был и год 1956, когда, благодаря авантюристической политике Николая I, основанной также на очень опасной, правда, надо заметить куда более пристойной византийской мифологии, Россия ввязалась в Крымскую войну и с треском ее проиграла. Видимо тогда был потревожен покой скифских богов, и они прокляли российских правителей. Крым – просто уникальное место. Нигде более не было столь частого повторения одного и того же трагического акта. Героями командовали подонки и казнокрады, что приводило к неизменной массовой гибели героев и георизации казнокрадов. Крымская эпопея 1853-56 г.г. – пример фантастической мистерии, в которой впервые в мировой истории морской десант разгромил сухопутную армию. Честные харизматические командиры не могли изменить государственных приоритетов Империи. Потому-то смерть адмирала Нахимова так напоминает самоубийство. Результат – потеря Черноморского флота, кабальные мирные договоренности, разрушение финансовой системы. Россию фактически вычеркнули из европейской политики. «Верховенство в Европе перешло из Петербурга в Париж»,— удовлетворенно резюмировал Фридрих Энгельс. И – странное дело – именно в 60-е, 70-е, 80-е годы XIX века начинается массовое(!) «обретение» документов связанных с «монголо-татарским» периодом истории Руси. Просто удивительно как эти документы (типа ханского ярлыка Ягайло) провалялись в архивах сотни лет, и вдруг, как чертик из табакерки, выскочили на глаза изумленной, но сильно деморализованной военным поражением публики, не способной относиться к подобным «находкам» критически. Когда читаете очередной опус на тему «Русь-Орда», потрудитесь, пожалуйста, посмотреть на год «обретения» (слово-то какое… Все, что касается «Орды» сакрально!) текстов, на которые исследование ссылается. Если после 1856 года, а таковых большинство, – задумайтесь! По всем остальным событиям российской истории - чем дальше от события, тем документов находится меньше, что логично, и только по «Орде» чем дальше – тем их больше. Странно, не правда ли? Археологи так и не нашли ничего, что соответствовало бы Каракоруму, Сарай-бату и прочим монголо-татарским мегаполисам. Этого не было в истории, но есть в мозгах.

Крымский капкан

Крым воспринимается российским обывателем, как поле русской славы. Хотя, честно говоря, назвать «славными» события, которые происходили на полуострове за последние без малого 200 лет, язык не поворачивается. Гражданская война кроме штурма Перекопа оставила память о чудовищном размахе террора в этих краях, когда в очередной раз благонамеренные, смелые, но преданные высшим руководством русские офицеры стали жертвами красных орков. «Орда» торжествовала. Сделав ставку на самые темные и агрессивные силы в народе она захватила власть. – Сила-Силище! Но эта сила была вовсе не доброй по отношению к собственно русскому народу. Зимой 1942 года представителем Ставки Верховного главнокомандующего на Крымский фронт, который был сформирован из трех армий высадившихся в самом начале января на Керченском полуострове с целью выйти в тыл 11-й армии Майнштейна, осаждавшей Севастополь, и освободить Крым был назначен Лев Захарович Мехлис – большой поклонник В.Яна. В результате его руководства три советские армии общей численностью около 250 тыс человек, 200 танков и 500 самолетов, в течении почти четырех месяцев (январь-апрель) не могли в районе Феодосии прорвать оборону немецкого корпуса в составе одной пехотной дивизии, румынской кавалерийской бригады, и полка горных стрелков. А в начале мая 1942 года в наступательной операции «Охота на Дроф» три армии Крымского фронта были окружены и разгромлены, потеряв более 200 тыс. человек и почти всю технику. Нет, он не пустил себе пулю в лоб и не вышел на бастион принять почетную смерть от врага. Он дожил до почтенной старости и похоронен с почестями у Кремлевской стены. Да, «Орда», ханство, деспотия. Но это НЕ МЫ. Это ОНИ. «Мы» – защищали Севастополь до последнего солдата, «ОНИ» – генералитет и партийное руководство трусливо бежали на оставленных для раненых баркасах. Сегодня снова КРЫМНАШ. Но НАШ ли? Это ИХ Крым. Выставив вперед «зеленых человечков» ОНИ – ОРДА, снова правят бал. Нет ни малейшего сомнения, что когда – не дай бог – в Крыму засвистят пули, никого из ордынцев не будет на баррикадах и блок-постах. На них снова умрут русские. Русские - слово, которое ордынские «философы» так не любят. («Русские - нехорошее слово» (К. Собчак)). Русские – тюрки, русские – угры, русские – финны, все, кто угодно – только не русские. Русскими называться в приличном обществе почему-то стыдно. Но стоит сказать «славяно-тюрки», или «имперцы», или «патриоты» тут же поднимается одобрительны гул понимания. Да-да! Это МЫ…Хрю-хрю! Показательно в этом смысле присутствие на конференции Г.Джемаля, который в сжатой форме, коротенько, на полчасика, донес до присутствующих официальную позицию правительства Эрдогана: «Современные турки – это византийцы сегодня»! Браво! Ну, Крым – это же почти Турция, а Турция – это почти Византия, а раз КРЫМНАШ, то кто мы? Правильно. Турки! Роксолана for ever! И «Майдан» - арабское слово. Тут бы поправить уважаемого, что в арабский это слово пришло из персицкого, собственно откуда и было заимствовано славянами میدان«базарная площадь», а арабский язык, хотя и использует единый алфавит с фарси, совсем ему не родственный. (Арабский относится с семитской ветви афроазийской семьи языков, а персицкий – к иранской ветви индоевропейской семьи). Но маленькая неточность – это же совсем не ложь, это так, просто неточность. Но маленькая неточность в фундаменте приводит к серьезным проблемам на верхних этажах здания.

Византия – наше все!

За последние 200 лет было представлено несколько концепций существования России и русских. Все – абсолютно провальные, обошедшиеся нам в миллионы трупов. 1-я концепция «Византийского царства = Рим №3». Послание старца Филофея впервые было опубликовано в журнале «Православный собеседник» (ВНИМАНИЕ!) в 1863 гг. (!!!). 2-я, частично вытекающая из 1-й – идея панславизма, подталкивающего Россиию к противостоянию с «больной», «безверной» Европой. Результат – участие в 1-й мировой войне против своих традиционных геополитических партнеров – Германии и Австрии, тотальное разрушение экономики и государственности. И, наконец, 3-я концепция – «евразийство»/«орда», представленная Яном, Гумилевым, Савицким и пр. Верный последователь этих деятелей А.Дугин, которого по странному стечению обстоятельств на конференции не присутствовало, сегодня, не стесняясь в выражениях, призывает к массовым убийствам украинцев. «Орда» не историческое понятие. «Орда» - это даже не идеологема, не миф. Орда – это добровольное рабство. Самоидентификация себя с «Ордой» - под любым соусом «имперского величия» идентифицирует не русского, даже не «советского», а холуя и хама. Любое другое прочтение слова «Орда» опасно. Как только произносится слово «Орда» - знайте, где-то уже работают автоматы, навивающие «колючку», а будущие вертухаи смазывают карабины. И нет ни малейшего сомнения, что по эту сторону периметра окажутся русские, а по другую ОНИ. Назовите их как угодно – «номенклатура», «олигархи», «коммунисты», но русских среди них будет явное меньшинство, и это меньшинство, подобно дочери бывшего морского офицера Горенко, наглухо забудет свое родство и станет верно служить грядущему Хаму.