Последнее издание "Ига" 2016г.

Почему это важно:

Казалось бы какое нам дело до событий, произошедших почти 8 веков назад? Ведь изменить ход истории мы уже при всем желании не сможем. Изменить - нет, но понять ее смысл - вполне. Ведь имеем мы дело в повседневной жизни, политике, экономике, культуре вовсе не с историей, а с тем, как МЫ ВИДИМ эту историю. А от того, как мы видим себя в прошлом  зависит образ будущего. И если в прошлом мы - "потомки монгольских рабов" (по Марксу) то на многое ли мы можем рассчитывать? Если мы убеждены, что наша кровь просто по определению не может быть чистой, о какой самоидентичности может идти речь? Нет! Те, кто подкинул русским этот черный миф были далеко не дураками! Возможно они были подонками, ловкими фальсификаторами, шарлатанами, обрекшими на нищенское прозябание целый народ, великий народ, но дураками они точно не были. Они внушили нам, что  наше нынешнее незавидное место в мировой иерархии прописано в генетическом коде, что экономика еще восемь веков назад была отброшена во мрак и грязь мифическими орками, прошедшимися огнем и мечом по Руси.

Но что такое экономика XII-XIII веков? Сельская кузня, которую можно восстановить за месяц? (Был бы жив кузнец). Купеческая лавка, которая забивается до отказа товаром за один поход? Крестьянский амбар, который опустошенный, безусловно означает голод и смерть, но выжившие его наполняют на следующий год?

А вот век XVII - это уже совершенно другая история! В Европе вовсю создаются мануфактуры, первые шаги делает банковский капитал, появляются первые СМИ, формируется общественное мнение, развиваются представительные органы власти, укрепляется институт права. И только здесь, на заспеженных русских просторах идет эпическая битва за то сколькими перстами креститься. В то время, как в Европе появляется новый класс промышленных рабочих, здесь теократическая власть Романовых всеми силами укрепляет крепостное право. Рождается одна из самых отвратительных форм правления сродни азиатской деспотии - самодержавие. Даже при Иване Грозном на Руси был парламент (Земский собор). Романовы же прилагали неимоверные усилия для того, чтобы само слово "народовластие" было прочно забыто. Кому был нужен миф о невесть откуда взявшихся орках и посеявших после себя такое количество "отдельных недостатков", что с ними гениальным солнцеподобным самодержцам бороться и бороться? Выводы делайте сами. Мое дело поставить вопросы, а ответы найдут сами читатели.

Все больше подтверждений тому, что миф о монгольско-татарском завоевании Руси становится государственной идеологией. Если этого не было, то стоти это придумать. Зачем?

Современное отражение древних битв

Ну, и где здесь монголы? Стояние на реке Угре. Лицевой летописный свод Ивана Грозного

Михаил Михайлович Сарбучев (р. 1968) – писатель, переводчик, публицист, предприниматель. Окончил филфак педагогического института (1991). Преподавал русский язык и литературу, после конфликта с администрацией школы из-за различий во взглядах на учебный процесс уходит из школы в автобизнес. Осенью 1993 года участвует в событиях на стороне защитников Белого дома. В 1996–1998 годах член редколлегии газеты "Лимонка", неофициальный идеолог правого крыла НБП. После разрыва с Лимоновым продолжил заниматься публицистикой. С 1995 года регулярно печатается в автомобильных журналах Car-Mechanic, "Драйв" и др. В 2001–2004 годах главный редактор журнала BMW-Magazin, затем возглавлял несколько бизнес-изданий, активный блогер. Свои политические взгляды определяет как буржуазно-националистические.

 

В начале года в издательстве «Эксмо» вышло историческое исследование Михаила Сарбучева «Никакого «ига» не было: Интеллектуальная диверсия Запада». Хотя общественность признала книгу весьма скандальной, она дала повод для дискуссии – о государственности, нации, исторических фальсификациях в угоду тем или иным политическим силам. С писателем Михаилом САРБУЧЕВЫМ беседует Сергей РЮТИН.

– Михаил, чувствуется, что в книге отражен и личный опыт, ведь местами вышло очень эмоционально, почти манифестационно. Что послужило источником вдохновения и планируется ли развитие темы? Получал ли ты отрицательные отзывы от защитников теории «ига»?

– Пожалуй, самый смешной аргумент, который я слышал, был примерно таков: «Как же так «не было ига»?! Вот у нас во Владимире сохранились старинные укрепления, что же, их просто так строили???» Вот буквально так – если этого не было, то все остальное не имеет смысла… Миф уже настолько въелся в мозги, что сам себя продуцирует. Получается, как в том анекдоте: «Ну, ты же умная, придумай что-нибудь сама». Вот вы – русские, и объясните себе, почему так исторически сложилось (если помните – любимейший пассаж коммунистов!), что вы рылом не вышли, не доросли до европейских ценностей, таких как свобода, демократия, честные выборы и тому подобное. Одно слово – «потомки монгольских рабов», как писал Карл Маркс.

Карамзин сравнил историю с навигационной картой: если карта не верна, то корабль обязательно напорется на рифы. Так и с кораблем по имени «Россия». Этот абсурдный миф о каких-то завоевателях-хоббитах заставляет нас искать свое будущее в ложных парадигмах, идентифицировать себя с событиями и народами, которых никогда в реальности не было. Так что по большому счету это не вопрос прошлого – это вопрос будущего. Что такое Россия и русские? Самый большой европейский этнос, имеющий право претендовать в Европе на лидирующие позиции? Или ничтожная песчинка в Евразии, осколок полудикой монгольской империи, где тон задают совершенно другие ценности, где правят теократические деспотии, а словосочетание «права человека» вызывает разве что гогот многочисленной «орды», потому как ассоциируется исключительно с нетрадиционной половой ориентацией? О том, что у человека могут быть еще какие-то права, «монгольскому» воину просто в голову не приходит. Да и откуда? Что он знает о праве на частную собственность, которой у него с роду не было? О праве на неприкосновенность частной жизни, если у него никогда не было частной жизни – только общественная? О праве выбирать светское образование для своих детей? Ну, и так далее. И это у нас называется «особый путь России». Нищета и мракобесие.

– Ты, конечно, патриот, буржуазный националист, это видно по твоей книге. Но какой смысл ты вкладываешь в понятие «русский народ»?

– Вопрос о национальной самоидентификации любого народа, не только русского, – это главнейший вопрос, который призваны решить интеллектуалы. Гете, Вагнер – не стеснялись задавать себе вопрос: что такое быть немцем? Каждый мыслящий человек просто обязан задать себе вопрос: «А кто ты такой?» – ибо от этого будет зависеть его судьба. Какое может быть будущее у потомков монгольских рабов? Только рабское. Никаких перспектив. Но при этом, что удивительно, я постоянно слышу: «Кто такие русские, они так перемешаны, как их определить?», но почему-то враги русских определяют их очень просто. Не возникало такого вопроса ни в Чечне, ни в Узбекистане, нигде, где убивали русских, не спрашивали: может, мы что-то не то делаем, как-то не правильно их идентифицируем? Идентифицировали, причем правильно.

Когда русские этому сопротивлялись, и здесь можно привести пример Кондопоги. Там произошло одно очень важное событие – в определенный момент русские вдруг поняли, что их убивают именно по этническому признаку. Не потому, что они красные, синие, богатые, бедные, местные, неместные, а потому, что они русские. И здесь они объединились и дали отпор. Допустим, не вполне удачно с точки зрения чисто событийной, но факт есть факт. Впервые русские поняли, что им есть что консолидировать.

Действительно, есть определенная проблема – русские настолько большая нация, что очень тяжело понять, что беда нависла именно над тобой, когда это происходит за тысячу километров от твоего дома.

– А были ли русскими Бродский, Пастернак?

– Тогда нужно задать вопрос: а был ли белорусом Шагал? Культурно, безусловно, они принадлежат к русской культуре, этнически мы знаем, кто они. Но это вопрос не уникально русский, есть множество американцев, которые в равной степени принадлежат и к своей автохтонной нации, и к американскому сообществу, таких персон множество в Голливуде, например. Тот же самый Спилберг – он кто, еврей или американец? Это вопрос. Хороший пример – Бандерас, знаменитый Десперадо, он всюду подчеркивает: я не испанец, я американец. Есть этническое ядро, как говорили и писали в совке, «государствообразующий народ».

– Можно деньги вложить в хоббитов – и нация будет.

– Еще Иисус Христос сказал, что царство, разделившееся в самом себе, – не устоит. Действительно, можно рассуждать так: «Мы находим среди народа людей, коих мы убеждаем, что у них иная от основного народа идентичность». Набрать несколько неглупых писателей, и они создадут такие артефакты народного творчества, что легко смогут выдать их за что-то специфическое.

Но… в свое время – будет в тему – я беседовал с американцем из Техаса. Тогда в 1990-е была в России в моде тема отделения Техаса от США: мы, русские патриоты, приветствуем американо-техасских патриотов, бла-бла-бла… А он посмотрел, как на дурака, и сказал очень по-американски: «Ты понимаешь, мы сейчас получаем из Детройта автомобили беспошлинно, а если мы отделим Техас – будем получать дороже». И вот это ответ универсальный на все ахи и истерики по поводу «Россия распадется». Россия не распадется просто так, потому что продукцию Набережных Челнов где-то должны покупать. Равно как и нефть из Ханты-Мансийска должна быть перекачана по каким-то трубам не волшебным образом по мановению пасса Старика Хоттабыча, чтобы она сразу оказалась в Европе на ушах граждан.

Поэтому есть основание полагать, что Россия есть в тех границах, в каких она есть. Просто так отделить можно некий совершенно никчемный кусок, где ничего нет – ни промышленности, ни серьезных ископаемых, кроме населения, желающего заниматься грабежом и бандитизмом. Такой кусок можно отделить, но это явно нежизнеспособная структура, которая следующим номером программы должна иметь точку приложения своих усилий. А это угроза близлежащим российским областям.

Нет ничего уникального в России, вот в чем ответ. Все страны проходили нечто подобное. Россия почти прошла имперскую стадию – правда, все никак не пройдет, но, в общем, хотелось бы, чтобы она ее наконец-то прошла. А после империи обязательно возникает национальное государство, иначе быть не может. Два из них уже возникло – это Украина и Беларусь.

– Есть мнение, что в XXI веке начнется эпоха возврата к новому империализму.

– Все зависит от того, что в мозгах. А у элиты в мозгах Советский Союз. В республиках, кроме тех, которые были дотационными, с ужасом вспоминают историю СССР. А у нас это воспринимается как рай на Земле. А почему белорусы не хотят объединяться? Есть такой миф – белорусы очень хотят объединяться, но какие-то злыдни-бюрократы-церэушники им мешают. Могу привести такой пример – в Минске есть здание Ратуши, белорусы им очень гордятся, оно было восстановлено в 2003 году. Раз оно было восстановлено, значит, когда-то оно было разрушено. Действительно так. Только оно было разрушено вовсе не по приказу гауляйтера Кубе, а по приказу императора Александра II Освободителя. И официальное объяснение было очень любопытным: дескать, вид Ратуши мешал обзору Кафедрального собора, который находится там же. Ну, вот вам Pussy Riot в полный рост.

– В исполнении царя-батюшки.

– А на самом деле есть свидетельства, что Ратуша напоминала «о старинных порядках» (указано так в некоторых документах). Но старинные порядки – это Магдебургское право. Самоуправляемый город. Сейчас Ратуша восстановлена, причем восстановлена не как, прости господи, «восстановлено» Царицыно, а по сохранившимся чертежам, на аутентичном фундаменте. И вот вам ответ – почему белорусы не очень-то хотят объединяться в единое государство на правах Минской области. Потому что были вот такие прецеденты в отношениях между империей и ее частями. Сейчас то же самое происходит в отношении русских…

– Ты согласен, что государственная религия в XXI веке – это и есть путь к развалу?

– Конечно! Когда изгоняли православных из Чечни, из Средней Азии, когда из московского метро вытаскивали четыре десятка трупов – церковь молчала, это не было поводом для консолидации «православных», теперь она нашла себе достойного противника – трех девчонок, которые спели песню.

– Ты выступаешь с нетипичными для стандартного националиста идеями. Так можно договориться до того, что США нам друг.

– И, кстати, если мы говорим о будущем России, то в американском варианте оно видится наиболее предпочтительным. Это что-то вроде Соединенных Штатов России, где различные субъекты будут иметь такие же права, какие на сегодняшний день имеет любой американский штат. Экономически это будет единое пространство, а политически – каждый субъект будет решать свои политические проблемы. Конечно, их будет не 80, а поменьше, но это реальный путь.

На самом деле между Россией и Америкой очень много общего, просто у нас это не артикулируется. Вместо этого последние 60 лет внушается, что Америка – это главный враг. Но и это бы хорошо помнить всем, кто говорит о Госдепе, США – это на сегодняшний день единственная нация, которая бросила вызов британскому имперскому колониализму и выиграла! Нигде так не ненавидят имперство, как там. Может, потому, так часто звучат обвинения в связях с Госдепом. Посмотрите, из чьих уст. Из уст тех самых бравых ребятишек, которые так самозабвенно борются за «бронзовый» Рим. Давайте будем избавляться от этих навязанных нам стереотипов.

Незавмсимая газета

06.09.2012

 


Книга о крещении Руси и его политических последствиях. Автор не пытается анализировать мистико-философский аспект проблемы. Только политический и пропагандистский. Может ли Православие стать основой национальной идеи сегодня? Что этому мешает? Какие идеи овладевают умами интеллектуалов, взявших на себя тяжелую ношу создания пост-советской национальной идеи? Эти и другие вопросы поднимаются в книге.

Текст также выдержал несколько переизданий в ведущих российских издательствах. (с 2012 по 2016 г.г.) Одно из его коммерческих названий "Крест против Коловрата - тысячелетняя война".

Война богов

 

Сказано было: «не мир я принес вам, но меч» ...

Истинно слово - мир в этом краю только снится.

Спор с Коловратом идет больше тысячи лет

Чаша весов ни в одну из сторон не склонится.

 

С искры лампады взметнулся пожар мировой;

Нешто тебе, Михаил, не хватало Боспора?

Ты был хитер и опасен в бою с Сатаной

Но устоит ли твой меч против молота Тора?

 

Думали - будет прогулка, а вышла беда.

Слишком простой поначалу казалась задача

Шепот молитв и сусальное золото глав

Кто ж променяет на пепел языческих капищ?

 

Бешеным вепрем в атаку бросается век-волкодав

Но почему-то опять от него ускользает победа

Рыщет как ныне лесами мохнатый Всеслав

С новою силой клинок свой сжимает Рогнеда.

 

Здесь каждый холм, каждый куст, каждый камень солдат

В каждом овраге таится лихая засада.

Не уступает владений своих Коловрат

Hе ослабляет напора святая армада.

 

Правда  суд – основанье престола Его…

 Но почему же так тяжко дается наука?

 -Вы принесли благовестье от Сына Богов? -

Да мы здесь все поголовно Даждьбожие Внуки!

 

Так век за веко никак не закончится бой,

Что ни рассвет – поднимается вновь брат на брата.

Чудо, что кто-то еще остается живой,

На поле битвы, где рубятся Крест с Коловтатом!


Раз уж о князе Рюрике начали рассуждать даже писатели-юмористы вроде М. Задорнова — значит, нет в древнерусской истории фигуры более «модной», спорной, загадочной и сомнительной. Если оспариваются не только мифы «норманистов», но и летописи, ведущие отсчет русской государственности с «призвания Рюрика», — вполне уместен вопрос: А БЫЛ ЛИ ОН ВООБЩЕ?

Почему преодоление рядового династического кризиса стало вдруг «точкой сборки» нашей цивилизации? Кто имел больше прав на ладожский престол — Рюрик или его племянник Вадим? Как заурядный «спор славян между собою» раздули до масштабов «основания державы»? Почему летописцы приписывают «князю-Соколу» деяния, совершенные через много лет после его смерти? Не потому ли, что никакого Рюрика вообще не было? Чем так опасен миф о «призвании варягов»? И откуда на самом деле «есть пошла Русская Земля»?

Новое историческое расследование от автора бестселлеров «Никакого «Ига» не было!» и «Крещение Руси — благословение или проклятие?» отвечает на все эти вопросы.

«Призвания» различных правителей извне («из другого рода») были обычной практикой у скандинавов. «Са

"Литературная Россия" Архив : №50. 13.12.2013

ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К АРИСТОКРАТИИ – НЕ ИНДУЛЬГЕНЦИЯ

 

Михаил Сарбучев написал новую книгу «Никакого Рюрика не было?! Удар Сокола», посвящённую на этот раз легендарному основателю русской государственности. За Рюриком и легендами древней Руси явно проступает будущее. Каково оно?

Об этом и беседуем с автором.

 

– Рюрик – это легенда, миф, начиная с братьев «синеуса» и «трувора» имена коих означают на древнешведском «со своим домом и дружиной». Но некий Рюрик – имя собственное, правда и его можно поставить под вопрос. Над мифом поработал Карамзин.

– В данном случае я сослался на миф вполне сознательно, ибо главное не сама история, а как она преломляется в пропаганде. А миф очень распространён – трудно говорить о точности или неточности перевода вне аутентичного текста – текста же не существует в виде памятника, он существует только в виде пересказов, конкретно пересказа Татищева, и вопрос о том сколько было братьев, были ли это братья или иные родственники, правящий дом – это большого смысла не имеет. Но при всех сомнениях, которые существуют вокруг того периода, личность Рюрика никем не оспаривается, кроме уж совсем маргиналов. Как и личности дальнейших правителей Руси, как то – Олега, Игоря... Важное другое – то, что Русь не основана Рюриком, он был призван в уже существующее государство, оно значительно древнее. И то, что подаётся спекулятивно как какая-то узурпация власти, на самом деле просто-напросто следствие династического кризиса. И было предложено решение этого кризиса. По сути Рюрик наследует престол по женской линии, в этом нет ничего особенного, среди Романовых такое встречалось не единожды и из-за этого никто не ставил под вопрос легитимность Романовых. Ответил?

– Здесь интересно – если мы перепрыгнем через эпоху, а откуда появились Романовы? Ведь они же не совсем и легитимно сами пришли к власти. Там много чёрных дыр. Как их можно объяснить с точки зрения современной историографии?

– Дыр много. Дыры в русских летописях объясняются их редактурой последующей политической, к сожалению это очень распространённая практика, которая ставит эти источники под большое сомнение. Вообще, говорить о Рюриковичах и Романовых, как о двух династиях не вполне верно, потому что Романовы вполне себе принадлежали к правящему дому. Царствующему дому Рюриковичей. Не на первых ролях, но тем не менее. Здесь не было даже династического переворота. Был переворот идейный. Я критикую Фоменко, но вынужден признать, что «рома нова» – Новый Рим – вполне адекватное описание того времени. Здесь произошла передача власти не от одной династии к другой, а от одной группы интересов к другой группе интересов. И была она обозначена как Новый Рим. Конечно, «рим третий» – это очень нехороший концепт, поскольку возникает цифра 3. А вот НОВЫЙ – это вполне рабочая версия, более того, она лежит в христианской традиции, в католичестве, вообще идея обновления в цивилизации очень естественна. (Вспомните Vita Nova Данте) И обращение к истокам вполне полноценный концепт, другое дело, что он выродился при Романовых, о чём я пишу в своей книге. Т. е. правление Романовых я оцениваю как абсолютно провальное. 300 лет абсолютных провалов и ужаса сплошного, и единственное светлое пятно – это Пётр Первый, который продолжал как раз парадигму Рюриковичей. Его движение на Балтику, его Петербург – реинкарнация Старой Ладоги. Это как раз тематика и проблематика Рюриковичей.  

– Был Пётр – Романов и Николай II – тоже Романов, который фактически довёл до большевизма, если уж совсем говорить на языке обывателей, как объяснить этот парадокс?

– Да здесь и нет парадокса, большевизм не в 1917 году возник. Он возник значительно раньше. А то, что привело к большевизму как политическому концепту ещё более ранние корни имеет. И если говорить о 1917 годе, нужно говорить и о Крымской войне! О проигрыше в Крымской войне. Ведь если бы не было проигрыша в Крымской войне, не было бы и большевиков. А все события вокруг Севастополя, вокруг Чёрного моря были спровоцированы совершенно бездумной политикой Николая I. Которая в свою очередь имела определённые предпосылки в политике Алекснадра I. Практически после 1812–1814 – периода триумфа России – всё что было позже это просто позорнейшие поражения. Крымская война, Японская война, Первая Мировая война, которая привела к катастрофическим последствиям. И Вторая Мировая, исходящая из Первой и являющаяся её результатом. Здесь нужно искать причину не в большевиках как таковых – собственно сами большевики были несамостоятельны, здесь куда более серьёзные причины и все они имеют отношение к бездарному во всех отношениях правлению Романовых. Практически во время их правления после 1812 года не было сформулировано ни одной национальной цели, которая могла бы восприниматься как собственно национальная. Если Пётр сформулировал – на уровне империи, то здесь всё течёт как течёт – и хорошо. Появляется у нас колония Грузия – замечательно, нужно от Турции кусок отхватим, а результатом этой непродуманной политики стало то, что в Крым зерно дешевле привозить из Англии, а не из областей собственной Империи. Вместо выгод получаем только лишь одни проблемы. Это вся парадигматика абсолютно актуальна и для современной России.

– Но после Николая I был же Александр II, которого можно назвать без преувеличения первым либертарианцем на троне. Независимый суд, ряд подлинно республиканских свобод, подготовленная Лорис-Меликовым Конституция. Как тебе сей достойный персонаж?

– То-то и оно, если действия совершены на 99%, а на 1% – нет, то всё действие считается не cовершенным. Все процессы, которые инициировал Александр Второй им же самим и гасились. Нужно вспомнить чудовищное наследие, которое ему оставил папа. Полная потеря политической независимости. Те договоры, которые были заключены после Крымской войны могут быть сравнимы с Версальскими договорённостями относительно Германии после Первой Мировой войны. Результатом этого стала полная дезорганизация финансовой системы, очень отсталая система промышленности, ведь идея отмены крепостного права была связана не с либеральными устремлениями царя, а экономика просто в тех реалиях не могла больше работать. Любопытно, что крепостное право как при Романовых было учреждено, так и при Романовых было отменено. До Алексея Михайловича можно сказать, что крепостного права как тотальной системы не существовало. Было локальным и было много законодательных дыр. Но и с Александром мы вынуждены констатировать, что он шёл не впереди лошади, он отвечал на вызовы, которые предъявляли ему обстоятельства. Он потерял инициативу в государственном управлении, результат закономерен – его убивают. То же самое произошло с Николаем Вторым. Да и вообще за 150 лет никто из Романовых не умер так, что это по крайней мере не вызывало серьёзных вопросов об естественных причинах кончины. Они умирали либо в результате политических покушений, либо в результате дворцовых переворотов как Павел I, либо в результате чрезвычайно странных обстоятельств, где объяснения были на уровне мистики (Александр I и Николай I). Мутная кончина у Александра III, а Николая II просто казнили восставшие. Такое встречается в мировой практике, королей казнят восставшие, не уникальный случай, но для Романовых чересчур много непонятных смертей. Это явно не следствие каких-то политических причин, это была просто борьба за престол как в позднем Риме. Вот хотели же «третий Рим». Получили.

– Получается, большевики вообще не являются независимой структурой, они прихвостни одного из кланов, иностранных может быть по отношению к Российской Империи.

– Так оно и было. Нет прямых улик, а есть достаточно косвенных. Кроме того – смотри «кому выгодно». Государство это не просто территория, не просто царь, армия и прочее – это система определённых мифов и кодов, скреп (как сейчас модно говорить) общества и логично предположить, что со сменой политики мифы, коды и скрепы должны как-то меняться. Возьмём современную Германию и Третий Райх – мифы и скрепы у них РАЗНЫЕ. Если мы возьмём Францию Наполеона и Францию современную – отличие разительно. Но если мы возьмём Россию, то мы увидим, что несмотря на проход нескольких смен власти до сегодняшнего дня – все основные темы государственного развития остаются прежними. Зачем большевики революцию делали, если у них остались все те же вектора политического развития. И современная Россия – зачем было говорить о крушении Советского Союза, если де-факто СССР существует по сей день. В тех же границах с теми же задачами. Всё это был просто фарс разыгранный? Непонятно с какой целью.

 

– Фарсов было три – в 1917-м, в 1941–1945 гг. и в 1991-м, который длится до сих пор, такой контролируемый распад происходит в тех же границах.

– Их можно и больше насчитать, а самых кровавых фарсов да, пожалуй, три. Но до того – Крымская война, Японская, Первая Мировая. Непонятные войны, в которых Россия терпела поражения, причём позорные. Шло по ходу развенчание петровских идей – тотальное уничтожение флота, сами затопили Черноморский флот, потом японцы затопили суммарно эскадры Черноморского и Балтийского флотов. Это удар по европейской идентичности, очень, кстати говоря, чувствительный для мыслящих людей России. И это нашло своё отражение в литературе, в искусстве в целом. Достаточно вспомнить блоковское «Девочка пела в церковном хоре...»

– Ну, Блок был не вполне вменяемым персонажем и наркоманом к тому же.

– Блок в данном случае – не будем оценивать его литературное значение – выступил как определённый маркер, со стихотворением «Скифы». А поэт поёт часто не думая о последствиях – и Блоку это свойственно. У Пушкина тоже много текстов, в которых мы находим смылы, о которых тот и не предполагал, просто он тонкий медиатор, который ощущал нервы эпохи. И Блок был не с помойки. Но дело не в Блоке, а в больной общественной мысли России. Она была заражена идеями мифических «царств», «империй» несуществующих, без «монголо-татарского» мифа не обошлось, который по странному стечению обстоятельств начал раскручивать обороты после крымских событий. До крымских событий этот миф никого особо не парил, а вот когда случилось поражение массово стали открываться какие-то источники, в достоверности которых сейчас приходится серьёзно сомневаться, массово начали появляться идеологи типа евразийцев. Блок здесь не модератор, но зеркало. Мы можем говорить о Блоке как о зеркале русского краха конца XIX-го начала XX-го века.

– Морозов-Шлиссельбуржец, положивший начало гумилёвщине в широком смысле – вплоть до Фоменко – ставил под сомнение существование Ивана Грозного и не только его.

– Да, Морозов положил первый камень, но русская история оставляет огромную возможность для фальсификаций. Потому что все источники, которые имеются в наличии, либо подправлены, либо сильно откомментированы некорректно, либо просто там дыры зияют. Доходит до смешного – Рюрика приходится восстанавливать по Мекленбургской генеалогии. Казалось бы – почему в Мекленбурге есть эти сведения, а в России нет? Мы видим вполне конкретные политические причины. Романовым надо было утвердить свою независимость от европейских правящих домов. И таким образом они это делали – уничтожая летописи, редактируя их.

– Чем тогда Романовы отличаются от большевиков, ведь получается они фальсифицировали больше, чем пришедшие им на смену.

– Ну, да – нужно признать, что огромное количество летописей было уничтожено в первое столетие царствования Романовых. Не в Смуту, а после, в постсмутное время. Есть очень любимый большевиками и Романовыми миф о том, что монголо-татарское иго отбросило Россию на сто лет от Европы, но для 13 века это слишком смелое заявление, скорее нужно говорить о веке 17-м. Именно тогда в Европе стали появляться мануфактуры, формировалось «третье сословие». У нас же – наоборот, происходило последовательное закрепощение крестьян. Да и вообще «Бунташный век» Романовых плохой фон для развития страны. Центральное правительство не контролирует более половины территории. И сейчас можно задавать вопрос насколько правительство является русским и насколько – правительством.

– Так получается чуть ли не вся древнерусская литература – подделка?

– Нет, не вся. Несмотря на то, что на протяжении сотен лет это поле для фальсификаций есть и подлинные тексты, которыми можно гордиться. Трагедией древнерусской литературы было то, что ей занимались очень политизированные персонажи типа Дмитрия Лихачёва. А что он, собственно, сделал? Кроме того, что присвоил себе звание «академик». Он не смог доказать поддельность «Слова о полку Игореве» – или не хотел этого делать, или установка партийная была... А если реально не смог, тогда он очень низкой квалификации филолог. А ведь очевидно на какие вызовы отвечал проект Мусина-Пушкина, причём я не принижаю его значение, это великое произведение, хотя и не вполне «древнерусское». Разве можно считать аутентичными сказки братьев Гримм? Это тоже авторские сказки, созданные в результате изучения и переосмысления реальных народных мотивов. Когда записывается текст, он сразу подвергается редактуре, плюс попытки стилизации имеют место. А вот «Велесова книга» это уже жалкая попытка повторить тот успех.

– Дощечки Изенбека сфальсифицированные Асовым, ставшим позже «бусом кресенем», говорят сами за себя.

– Но хуже прямой фальсификации некорректный комментарий. Куда страшнее. Чем просто фальсификация. Полуправда куда хуже лжи. Я вижу свою задачу в том, чтобы по мере возможности разрушать эту полуправду. В том, что ложь концепции «татаро-монгольского ига» уже признана официально, надеюсь есть и моя лепта. Официальный учебник отказался от этого термина. С кучей экивоков, реверансами в разные стороны и неумелой попыткой сохранить лицо – но факт остаётся фактом – признано – ЭТО ЛОЖЬ. Дальше надо продолжать. Пока мы не поймём, что же было с нами, мы никуда не продвинемся.

– В последней своей книге о Рюрике ты утверждаешь, что никаких славян нет, а русы родственны германцам

– Не совсем так. Я лишь утверждаю, что термин «славяне» употребляется не вполне корректно. А когда речь идёт о политических концепциях с терминами надо обращаться очень аккуратно. Мавро Орбини тоже считал «славянами» бог знает кого – и готов, и аланов. Но не можем же мы создавать систему космической навигации по звёздный картам Птолемеев. Действительно между германцами и русскими гораздо меньше различий, чем принято считать за последние 200 лет. Ведь миф панславистов – это только миф, славяне слишком разношёрстная карта этническая, чтобы быть единым миром. Сказание и братьях Словене и Русе, наталкивает на мысль, это разные этнические общности, пускай и братские. Потомков Словена мы можем встретить в Словении, Словакии. А сами русы восходят к южной Балтике, а там у нас целая группа русских племён – пруссы, боруссы. Обширно представлены русские топонимы, так Неман в нижнем течении по-литовски до сих пор называется Русне, а по-немецки Russ (Россия, как известно Russ+Land) . Аналогичные корни имеют названия островов в этих местах. Было движение в южном направлении и в восточном. Ушедшие на юг, в дальнейшем подвергшиеся католической христианизации стали германцами, ушедшие на восток и северо-восток стали русскими. Отсюда много спекуляций по поводу слова «русский». Их можно и нужно обличить и деконструировать. По топонимам, по языковым маркерам, по данным археологии, этнографии. А теперь представим масштаб трагедии XX века, когда подобное уничтожало подобное. Но убеждали нас, что русские и немцы это чуть ли не различные расы.

– Немцев считали гуннами, русских финно-уграми.

– Табун по Блоку загоняли гунны в церковь – через узкую дверь и неудобное высокое крыльцо в небольшое помещение. Конечно речь идёт не о реальных гуннах. Тут очевидная аналогия с Наполеоном, который гадил в соборах московского кремля. Но стены соборов этих в 1812 году были разрушены по приказу Ростопчина, а Москва сожжена им же. Поэтому говорить о историчности гуннов очень большая опасность. По-моему Альбер Камю сказал: «Еврей, это тот, кого принято считать евреем», так вот точно так же гунны это те, кого британцы считают гуннами. Завтра китайцев назначат. Уровень доказательств там одинаков. Через масштабные фальсификации – лингвистического характера, например. И мы не имеем ни одного письменного источника ни половцев, ни печенегов, ни хазар, чтобы судить о их языке.

– Гумилёв над темой работал...

– И, надо сказать не один он. Но Гумилёв одним из первых запустил пантюркистскую идею на «русском» материале. В развитие темы – пока в юмористическом ключе – на Олимпиаде в Пекине был опрос «какие великие империи собрали больше медалей». Британская – соответственно относили к ней Индию, Австралию и т.п, Португальская – Япония, Бразилия, ну и так далее. Среди прочего названа была великая империя – «Монгольская» со столицей... в Пекине, к которой через миф о татаро-монгольском завоевании отнесли и Россию. И это тревожный факт – никто не закидал этих исследователей-хохмачей гнилыми помидорами. Наоборот, все поддержали – «да, мы великие, смотрите, наши спортсмены – сила!» (галантерейщик + кардинал!(С)). По количеству медалей китайцы там первое место взяли. То есть это как бы вновь СССР, только туда уже входит Китай, Монголия, Казахстан может и Иран. А Украина, разумеется, бежит от такой, прости Господи «самоидентификации» как от чумы.

– Империя Хубилая – китайская и одновременно тюркская.

– Да, возникает очень много вопросов. На самом деле заставляют думать о Льве Гумилёве не просто как о шарлатане и проходимце, а как о человеке, выполнявшем особый политический заказ. Всерьёз рассматривать гумилёвские труды, это как рассматривать как научные «труды» Розенберга и Дарре. Суть у них одна: и по Гумилёву и по Дарре русский народ это навоз – в одном случае навоз для германских «арийцев», в другом случае навоз для «арийцев» тюркских. И вот это беспокоит реально, ведь гумилёвские труды взяты в качестве практически идеологии государства. Современная идеология Российской Федерации в значительной степени базируется на гумилевщине. А здесь уже чистый геноцид – не фигурально, а реальная практика геноцида, подлежащая осуждению по международным нормам, заложенным ещё на Нюрнбергском трибунале.

– Сам Лев Гумилёв персонаж ведь непростой – он сын Николая Гумилёва и Анны Ахматовой. Это аристократия духа. Человек, безусловно, образованный и происходящий из высшего сословия.

– Принадлежность к аристократии – не индульгенция. Большевистский переворот – это в первую очередь бунт аристократии. А вовсе не «пролетариата» и каких-то наймитов Запада. По тому, как всё происходило – видно, что то был дворцовый переворот. При поддержке черни, причём чернь использовали втёмную. Маргинальная среда, которая породила соответствующих персонажей.